Сопротивление советских военнопленных


СОПРОТИВЛЕНИЕ


Сопротивление в лагерях историками названо «третьим фронтом». Противостояния носили разный характер: саботаж, приведение в негодность оборудования или техники, отказ от работы, организация подпольных антифашистских организаций, распространение листовок информирование о ситуации на фронтах, рисунки и карикатуры с целью поднятия морального состояния товарищей−пленных [1].

Зафиксированы факты, когда узники лагерей несли своих обессиленных и больных товарищей на место своей работы, спасая их от неминуемой расправы. Для больных крали и приносили пищу и лекарства, несмотря на то, что подобные действия влекли за собой смерть всех участвовавших. Иногда люди, привезённые в лагерь, отказывались выходить из вагонов, тогда их расстреливали на месте [2].

В истории сопротивлений есть самоотверженные примеры, когда советские пленные сопротивлялись нацистскому режиму. Так к индивидуальному сопротивлению можно отнести подвиг Дмитрия Михайловича Карбышева, российского и советского фортификатора, учёного−инженера, генерала−лейтенанта инженерных войск. Дмитрий Карбышев в 1941 году попал в плен, после чего начался его долгий путь по нацистским лагерям: Острув−Мазовецка, Флоссенбюрг, Майдаинек, Освенцим. Генерал для нацистов представлял большой интерес. Всяческие попытки привлечь на свою сторону Карбышева заканчивались неудачей. Карбышев призывал заключённых к побегам, демонтажу оборудования, военных продукций на предприятиях, участвовал в подпольных организациях. Незадолго до гибели советский герой для женщин−военнопленных написал обращение, через которое он поднимал моральный дух женщин. Из воспоминаний Нины Савельевны Гусевой, партизанки, учительницы Орловской области: «...Обращение было передано мне в женской зоне концлагеря Биркенау через заключенного Николая Раевского, лагерного ассенизатора. Начиналось оно тепло, дружески: «Дорогие сёстры, советские женщины и девушки, томящиеся в аду Освенцима! Фашисты оторвали вас от Родины, обрекли на нечеловеческие страдания и лишения <...> Никакие, даже самые страшные пытки и муки не должны поколебать вашу стойкость, твердость духа, советскую национальную гордость <...> Даже здесь, вдали от Родины, в нечеловеческих условиях, фашистской неволи, необходимо держать в чистоте свое имя, ничем не запятнать его <...> Мы − представители великого советского народа, который напрягает свои усилия, проявляет беспримерный в истории героизм в борьбе с врагами. Многие гибнут героями, отдавая жизнь за счастье грядущих поколений, за счастье людей всего мира. И нам лучше погибнуть, но не осрамить своего имени, не пасть на колени, не унизить достоинства советского человека. Враг жесток потому, что он слабее нас, узников. Крепите связь с лучшими людьми других стран, любых национальностей, боритесь за человека, берегите его! <...> Главное − не покоряться, не пасть на колени перед врагом!» [3]. Генерал Карбышев погиб 18 февраля 1945 года в возрасте 64 года в лагере Маутхаузен.


ПОБЕГИ ИЗ КОНЦЕНТРАЦИОННЫХ ЛАГЕРЕЙ


Примерами сопротивлений также являются, когда в оружейных мастерских портили автоматы, ручные пулемёты и пистолеты. На заводе «Хейнкель» была хорошо законспирированная русская организация. Её возглавляли военный врач Г. Фетисов, капитан А. Родин, инженер К. Горбунов и музыковед Л. Пятых. Русские подпольщики, всячески вредили, замедляли работу этого известного военного завода. В значительной мере благодаря их самоотверженности удавалось тормозить выпуск самолетов.

Старший лейтенант Осиикип на одном из заводе в городе Фюрте (Германия, историческая область Франкония) привёл в негодность все электромоторы гальванического цеха, а в середине 1943 года на авиационном заводе «Мессершмитт» и танковом заводе «Манн» в наружных и внутризаводских уборных немецкие нацисты обнаружили, что все помещения забиты деталями к моторам самолетов. Таким образом на Нюрнбергских заводах выходили из строя станки, агрегаты, срывался выпуск машин.

Лейтенант Батохин вызвал аварию стотонного пресса, а сам во время этой диверсии лишился руки. А во время очередной бомбежки Нюрнберга советские девушки подожгли местную «кранкенкассе» (больничная касса). Не будучи в состоянии обнаружить виновных в саботаже, диверсиях и вредительстве, фашисты расстреливали первых попавшихся.

К 1943 году в Освенциме существовало несколько национальных подпольных групп. Весной 1945 году была создана международная подпольная организация «Боевая группа Освенцима», во главе которой стали Юзеф Циранкевич, Эрнст Бургер, Тадеуш Гпуй и Бруно Баум. Позже в состав руководства вошли Альфред Клар и Гейнц Дюрмайер.

М. Шейнман, бывший военнопленный писал: «Первое время организация ставила перед собой главным образом задачу оказания помощи наиболее нуждавшимся товарищам. Затем организовали передачу информации. Через товарищей, работавших в радиомастерской, удалось установить более или менее регулярное слушание советского радио, и сведения о победах Красной Армии. Мы на заводе тайком заготовили ножницы, готовясь в соответствующий момент перерезать проволочные заграждения вокруг лагеря. Мы перешли к проведению актов саботажа на заводе: замедлению темпа работы, порче станков. Понемногу стали красть порох с завода и передавать его членам организации…».

К подпольным организациям примыкали многие женщины. С опасностью для жизни спасали многих узников в женском больничном и карантинном лагере. Из вещевого склада женщины передавали теплые вещи детям. Малышей учили грамоте, рассказывали им о Родине, читали сказки, устраивали игры, делали все, чтобы как-то облегчить участь маленьких узников в фашистском концлагере.

Организации сопротивления распространяла листовки, газеты о событиях на фронте. Из свидетельств одного из узников Освенцима: «Это была листовка югославских партизан с обращением к немецким солдатам. В ней говорилось о положении на советско−германском фронте, о стремительном наступлении союзных войск, о бессмысленном сопротивлении германской армии. Я был озадачен, откуда он мог достать такую листовку. Оказалось, что свежие листовки и газеты проникали в лагерь через целую цепочку людей, начинавшуюся от команды, обслуживавшей крематорий и почти изолированной от всех заключенных. Заключенные−смертники, работавшие при крематориях, занимались сортировкой вещей, отобранных у людей, которых присылали на уничтожение. Среди вещей они находили всякую литературу и наиболее интересную приносили в лагерь. Так доходили к нам вести со всего мира». На протяжении своего существования подпольные организации готовились к восстанию, занимались демонтажем оборудования.

Также участники подполья занимались своеобразной диверсией. Они расхищали драгоценности, хранившиеся на складах, считая, что это также наносит ущерб экономике гитлеровской Германии. Драгоценности зарывались в землю, выбрасывались в канализационные трубы, а также сбывались за пределами лагеря в обмен на продовольствие, табак и даже оружие. Резкое сокращение поступлений драгоценностей стало серьезно беспокоить Берлин, и для расследования причин в Освенцим специально прибыл Освальд Поль, руководитель административно−хозяйственного управления СС.



[1] - Плен и возвращение «Советские военнопленные в Германии 1941-1945 гг.»: Материалы к выставки/Под общей редакцией: Р.Келлер, М.Мельтюхов, Е.Устинова, Д.Стратиевский, Д.Валиева, О.Орленко – Москва, 2014 г., стр. 20;
[2] - Сайт «Студенческая библиотека онлайн». Статья «Сопротивление заключенных лагерному режиму». - Режим доступ: https://studbooks.net/737685/istoriya/soprotivlenie_zaklyuchennyh_lagernomu_rezhimu;
[3] - Сайт «Pandia.ru». Статья «Сопротивление и борьба узников в немецких концлагерях». - Режим доступа: https://pandia.ru/text/79/144/88513.php.  

Исторический сайт «Навечно в памяти»

Сайт для посетителей 12 лет и старше

Все права защищены © 2019 г.

Верстка и дизайн book-let.ru

Яндекс.Метрика