Взятие в плен

Военнопленные являются таким же неизбежными спутниками войны, как раненные, убитые или индустриальные разрушения. Отношение к военнопленным менялось параллельно с развитием человеческой цивилизации. Только в XIX веке после разрушительной Франко – Прусской войны (1870-1871гг.), где погибло большое количество людей, возникло консолидированное международное мнение о необходимости создания свода правил касательно обращения с пленными солдатами и офицерами противника. Это возможно стало только после того, как был организован Международный Красный Крест.


Международный комитет Красного Креста (МККК) — гуманитарная организация, осуществляющая свою деятельность во всём мире, целью которой является оказание помощи пострадавшим в вооружённых конфликтах и внутренних беспорядках на основании принципа нейтральности и беспристрастности; является составной частью Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца.


В результате было подписано ряд международных соглашений в рамках Женевского и Гаагского процессов. Прописанные механизмы оказания помощи, которые развивались в два этапа:

  • Первое - понимание того факта, что военнопленным должны быть обеспечены те же права, что раненным солдатам;
  • Второе - военнопленные должны были рассчитывать на условия и содержания, которые будут равными положению военнослужащих собственной армии. 

Таким образом последнее стало качественным цивилизационным прорывом в осознании ценности человеческой жизни, включая жизнь солдат противника [1].

Принципиальное юридическое различие между Гаагской конвекцией 1907 года и пакета Женевских соглашений 1929 года состояло в том, что Гаагские предписания распространялись исключительно на государства, подписавшие соглашения, а женевские договорённости являются обязательными для всех воющих сторон. Следовательно, те государства, которые подписали Третью Женевскую конвекцию 1929 года брали на себя обязательство по применению её принципов по отношению к гражданам государств, конвекцию не подписавших. Такая ситуация создалась во время Великой Отечественной войны. В то время как Российская Империя являлась инициатором первых двух конвекций, то Советский Союз не подписал и не ратифицировал два из трёх документов 1929 года. Германия в свою очередь не только подписала, но ратифицировала все указанные соглашения, а также присвоила им в 1934 году высший правовой статус – имперский закон. Однако несмотря на однозначные обязательства Берлин систематически нарушал предписания женевский соглашений 1929 года по отношению к советским военнопленным. 

Внезапное нападение войск нацистов на Советский Союз, небоеготовность и тяжёлые условия войны, в частности, паника, вызванная отсутствием адекватного командования, в первый период войны, привело к тому, что крупные группы частей Красной Армии, особенно на приграничных территориях страны, исчерпав все возможности сопротивления и лишённые всякой поддержки командования, попадали в плен. В период с 22 июня 1941 год по 8 мая 1945 год в немецкий плен попали примерно 5,7 миллионов красноармейцев [2].

Отдел военнопленных в Центральном штабе Третьего рейха возглавляли: полковник Брейер (1939— 1941 гг.), генерал Гревениц (1942—1944 гг.), генерал Вестхофф (1944г.) и обергруппенфюрер СС Бергер (1944—1945 гг.). Основной причиной жестокого отношения к военнопленным в плену являлась нацистская теория о расовой неполноценности, которые воспринимали нацисты, как «масса расово−неполноценных, тупых людей», а также усугублялась идеологическим неприятием коммунизма [3]. Фашисты провозглашала следующее: «Солдат−большевик в высокой степени опасен и озлоблен!», «Применение оружие правомерно» [4].

В распоряжении секретного отдела Верховного командования вермахта по делам военнопленных «Об охране советских военнопленных» от 8 сентября 1941 года свидетельствуется о применении оружия с целью подавления сопротивления, а также о том, что необходимо «немедленно стрелять в убегающего военнопленного», «всякие переговоры с военнопленными запрещаются». Также в этом распоряжении указывается, что советские военнопленные не имеют права на обращение согласно положениям Женевской конвенции. На практике вышеизложенное применялось в создании невыносимых условий для пленного, а также в физическом уничтожении [5].

Женщины−красноармейцы, попадая в немецкий плен, подвергались расистским преследованиям больше, чем мужчины. Нацистская пропаганда формировала образ «фанатичных большевистских ведьм». Многие женщины были убиты непосредственно после взятия в плен, а те, кто оставался в живых, считались «политически опасными» и после проверки в гестапо попадали в концлагеря [6].

По воспоминаниям Бориса Рунина, ополченца, литературного критика, публициста Советского Союза: «Многие бойцы кончили свою жизнь в немецком плену. Задачей немцев было уничтожение живой силы СССР в общем и военнопленных в частности. Создавались невыносимые условия для существования пленных. По дороге в лагерь их ничем не кормили. Они питались попадавшимися по дороге капустными листьями, корнями, ржаными колосьями с неубранных придорожных полей. Воду пили из дорожных луж. Останавливаться у колодцев или просить напиться у крестьян строго воспрещалось. Так, в течение пяти дней — с 9 по 13 октября 1941 года — гнали колонну пленных в Дорогобужский лагерь. Колонну сопровождала машина, на которой были установлены четыре спаренных пулемёта. По пути в одной из деревень под печкой сгоревшего дома пленные увидели полуобгоревшую картошку. Около 200 человек бросились за ней. Из четырёх пулемётов был открыт огонь прямо в толпу. Несколько десятков пленных погибло. По пути пленные бросались на поля с не выкопанной картошкой, тотчас же открывался огонь из пулемётов» [7].

Для перевозки военнопленных командование сухопутных сил разрешало применять только открытые товарные вагоны. С приходом зимы это способствовало потерю большого количества пленных. Охрана пленных осуществлялась немногочисленными ротами немецких солдат. Почти во всех случаях применялось жёсткое насилие. Некоторые командующие подразделений осуждали насилие в приказах Гитлера, но на практике ничего не делали для устранения тех или иных причин. Военнопленные должны были сами себе строить укрытия, причём с применением самых примитивных орудий труда [8].



[1] – Плен и возвращение. Советские военнопленные в Германии 1941−1945 гг./ Под общей редакцией: Р.Келлер, М.Мельтюхов, Е.Устинова, Д.Стратиевский, Д.Валиева, О.Орленко – Москва, 2014 г., стр. 67;
[2] – Шнеер А. Часть I. Глава 2. Военно-организационные причины // Плен. Советские военнопленные в Германии, 1941-1945. — Мосты культуры / Гешарим, 2005. — Т. 1. — 624 с. — ISBN 5-93273-195-8;
[3] – Плен и возвращение. Советские военнопленные в Германии 1941−1945 гг./ Под общей редакцией: Р.Келлер, М.Мельтюхов, Е.Устинова, Д.Стратиевский, Д.Валиева, О.Орленко – Москва, 2014 г., стр. 67;
[4] – Плен и возвращение. Советские военнопленные в Германии 1941−1945 гг./ Под общей редакцией: Р.Келлер, М.Мельтюхов, Е.Устинова, Д.Стратиевский, Д.Валиева, О.Орленко – Москва, 2014 г., стр. 21;
[5] – Плен и возвращение. Советские военнопленные в Германии 1941−1945 гг./ Под общей редакцией: Р.Келлер, М.Мельтюхов, Е.Устинова, Д.Стратиевский, Д.Валиева, О.Орленко – Москва, 2014 г., стр. 16-17;
[6] – Osterloh, Jӧrg: Sowjetische Kriegsgefangene 1941 - 1945 im Spiegel nationaler und internationaler;
[7] – Информационно – аналитический сайт «Аргументы и факты». Режим доступа: http://www.aif.ru/society/history/vyazemskiy_kotel_podvig_zhertvoprinosheniya;
[8] – BArchBild 101l-267-0124-20A.

Исторический сайт «Навечно в памяти»

Сайт для посетителей 12 лет и старше

Все права защищены © 2019 г.

Верстка и дизайн book-let.ru

Яндекс.Метрика